Как блокчейн меняет экономику совместного потребления до настоящего P2P

666
Просмотры
совместное потребление

Рассмотрим понятие шеринг экономики и p2p-экономики (кто-то разделяет эти понятия, кто-то считает синонимами), а также расскажем, какую роль в изменении экономики играет блокчейн и почему его называют стероидами для экономики совместного потребления.

Введение в вопрос: что такое экономика совместного потребления и p2p

Первоначальное значение, греческая этимология слова «экономика» описывает управление ресурсами домашних хозяйств. Взаимодействия, ориентированные на поддержание очага, расширяются за пределы дома, доходя до всей Земли.

Любая экономика основывается на определенной системе ценностей. Ценность в данном случае — это механизм координации, который руководит поведением коллектива. Его можно разделить на три основных этапа: производство (значимые действия, вложения для достижения цели), учет и актуализация (когда ценность становится явной и оправдывает предыдущие действия). Этот процесс присущ политическими экономиками. В капитализме производство является частным, иерархическим и ориентированным на прибыль, учет его непрозрачен, а актуализация происходит только на рынках.

Производство лежит в руках корпорации. Экономика совместного потребления, или sharing economy, предполагает трансформацию производства и потребления: мы как бы совместно используем вещи, объекты, без принятия их в собственность. Например, я не бронирую гостиницу для отпуска, не покупаю дом, а снимаю квартиру у обычного человека на airbnb.

Если разделять понятия, то p2p-экономика предполагает еще и полное отсутствие посредника. Но в целом посредничеством можно пренебречь.

P2P, или от равного к равному, от человека к человеку — это система, благодаря которой люди («пиры») свободно сотрудничают друг с другом для создания ценности в виде общих ресурсов.

В полностью P2P-системах производство принадлежит коллективу, оно горизонтально и ориентировано на социальную ценность, учет является прозрачным, распределенным и плюралистическим; она приносит пользу обществу.

Этот процесс известен как совместное одноранговое производство (CBPP) или социальное производство, термин, придуманный юристом Йохаем Бенклером, который описывает способ создания и распределения ценности. P2P-инфраструктура позволяют людям общаться, самостоятельно организовывать и, в конечном счете, вместе создавать ценность в виде цифровых знаний, программного обеспечения и дизайна. Примерами являются Википедия, бесплатные проекты с открытым исходным кодом, типа Linux, Apache, Mozilla Firefox или WordPress, открытые сообщества разработчиков Wikihouse, RepRap и Farm Hack.

Мировые тенденции экономики совместного потребления поддерживаются изменяющимся мироощущением человека. Если раньше был примат ценности, чтобы считаться успешным человеком нужно иметь загородный дом, машину, вертолет, суперджет… да хоть собственную планету, то с постепенным отказом от стереотипов в пользу свободы человек чувствует себя счастливым и без машины, используя для удобства каршеринг-сервисы. Вместо привязки к месту появляется новая ценность — мобильность, возможность менять среду вокруг, переезжать.

Естественно, такое понимание разделяет еще далеко не большая часть общества. Но что точно привлекательно в sharing economy — это снижение издержек за посредников. Да, сервисы берут комиссии за доступ к базам продавцов. Но чаще будет дешевле. Бизнес-модель, которая обходится выгоднее потребителю, закрепляется быстрее. Насколько доступнее, например, стали путешествия с blablacar? Другой стороне это помогает заработать. Скажем, через Rentoid можно сдавать свое спортивное и туристическое снаряжение: почему бы не отбить сумму покупки, поделившись с другими?

Сложность, с которой новая модель экономики должна бороться, — отсутствие четкого регулирования. Известные площадки позиционируют себя как информационные сервисы и не оказывают услуги непосредственно сами. Это не нравится ни крупным компаниям, которые делят тот же рынок, не государству, потому что оно недополучает налоги.

Как блокчейн влияет на p2p-экономику

Блокчейн как технология в основе криптовалют часто воспринимается золотой жилой, способом обогатиться (особенно, если подставить это слово к названию своего бизнеса). Но сама технология гораздо шире этого. Децентрализация и прозрачность как нельзя лучше подходят для создания экономической модели от человека к человеку.

В простой концепции P2P каждый может заниматься как производством, так и потреблением без посредников. Последние технологические разработки делают эту форму торговли более распространенной, снижая издержки и увеличивая легкость использования и доступ к ней.

Поскольку блокчейн является вычислительной сетью, большой бухгалтерской книгой, то автоматические процессы и приложения могут быть запрограммированы для работы на нем. Так работает смарт-контракт, который выполняет определенные  действия после выполнения определенных условий.

Что такое смарт-контракты и блокчейн

Важно отметить, что с введением умных контрактов потребность в контроле третьей стороны можно сократить для широкого спектра отраслей. Автоматизируя то, что раньше требовало дорогостоящих сторонних услуг, многие сложные финансовые услуги (страхование, кредитование, платежи) могут проводиться по более низкой цене. Этот сдвиг нарушит и эти отрасли, и многие другие — все, что имеют потенциал для торговли P2P.

Важная причина популяризации будет заключаться во владении информацией и ее контроле. Сейчас мы вынуждены отдавать ее компаниям, чтобы использовать их услуги. Мы соглашаемся на использование персональных данных и нашего контента для генерирования их прибыли, не осознавая их ценность.

Это похоже на Youtube. Когда он впервые появился в 2004 году, люди не зарабатывали деньги на своих видео. Со временем создатели контента начали получать миллионы просмотров. Youtube признал это как способ продвижения и предложил делиться доходами от рекламы с каналами. Люди стали понимать, что их уникальный контент имеет ценность. Это было началом рынка, которого раньше не существовало.

При этом Ютьюб отдает производителям контента лишь 5% от прибыли. Эта площадка показала, что такая бизнес-модель может быть, у людей есть шанс. Но она все же централизована. Когда в 2017 году Youtube решил отменить монетизацию на каналах, у которых меньше 10 000 просмотров в год, это повлияло на доход тысяч людей, но что они могут сделать?

Если Youtube был бы действительно децентрализованной организацией, такой как биткоин, тогда создатели контента были бы теми, кто получил бы доход в размере 3,5 млрд долларов (прибыль за 2017 год).

Другими словами, следующим шагом будет организация P2P-сетей.

Как только люди видят, что они могут создавать доход из множества вариантов, например, продавая свои данные, контент, советы, музыку, ненужные вещи, они будут поддерживать новые системы.

Одна из областей, в которой смарт-контракты будут стимулировать огромные изменения, — это вопрос распределения энергии. Фактически, становится возможным полностью децентрализовать производство и потребление энергии. Например, австралийский Power Ledger через свою распределенную энергетическую платформу на основе блокчейн позволяет покупать и продавать энергию друг другу, не имея централизованного поставщика коммунальных услуг. Мелким производителям энергии становится выгоднее продавать электроэнергию в сеть и дешевле покупать тем, кто не может позволить себе опт.

И это не единственный проект в сфере энергетики.

Более широкая по предлагаемым артикулам платформа, Slock.it, разработала «универсальную сеть общего доступа» на базе блокчейна, где можно взять напрокат, продать что-либо или поделиться этим. Подобно децентрализованной библиотеке вещей, такие платформы облегчают доступ людей к оборудованию, транспортным средствам и т. п., уменьшая финансовые затраты на администрирования этих систем.

И, конечно, самый развитый сейчас вариант — P2P-платежи, которые делают совместную экономику возможной без участия банков и государств.

Регулирование отстает от новых технологических решений. Существует довольно много юридических препятствий, которые необходимо преодолеть. Во многих стартапах часто наблюдается презрение к регулированию, протест, но это может быть контрпродуктивным. Регуляторы сплошь не являются антагонистами, которые  хотят задушить инновации любой ценой (хотя, к сожалению, примеры часты).

Большая часть вопроса связана с тем, что законы были написаны до того, как P2P-торговля была вообще возможной, и теперь их нужно интерпретировать или изменять, чтобы соответствовать современности.

Экономика P2P так или иначе существовала всегда. Но с резким увеличением возможностей и эффективности, которые обеспечивает блокчейн, мы можем ожидать значительную перестройку в экономике. Поскольку люди все чаще используют sharing economy для прямого взаимодействия друг с другом почти в любой отрасли, будем надеяться на удачные реализации и преодолении жадности корпораций.