Регулирование криптовалют в Евросоюзе

434
Просмотры

Криптовалютное регулирование в Европейском Союзе все еще на ранней стадии. ЕС работает над общими принципами в отношении крипторегулирования для всех государств в составе, но отдельные государства-члены уже применяют различные подходы. Их регуляторы вырабатывают свою практику контроля в соответствии с местными правовыми традициями и состоянием экономики.

В этой статье основное внимание уделяется правовым документам, которые прямо регулируют криптовалюты или опосредованно влияют на них в Европейском Союзе на «федеральном уровне», то есть без изучения различных подходов, предпринятых всеми 28 государствами-членами.

Начнем с краткого обзора организационной структуры ЕС, чтобы лучше понять его законодательные органы и процедуры. После экскурса переместимся к обзору действий регуляторов.

Европейский союз и его законодательные органы

Европейский союз является наднациональным органом, состоящим из 28 суверенных стран. Они объединяют свои полномочия и делегируют часть своего суверенитета Союзу, чтобы совместно работать и добиться улучшения в областях общего интереса.

Первым шагом в «федерализации» Европы стало создание Европейского союза угля и стали в 1952 году. Первоначально ECSC была экономической организацией из шести европейских стран, созданной в целях укрепления мира и искоренения опасного национализма в постконфликтных ситуациях. Как заявил французский министр иностранных дел и отец ECSC Роберт Шуман: цель «Союза» — «сделать войну не только немыслимой, но и материально невозможной».

Всего через два года после образования ECSC 25 марта 1957 года «отцы-основатели» подписали Римский договор, который привел к созданию Европейского экономического сообщества. Оно стало региональной организацией суверенных стран, стремящейся к большей экономической интеграции.

В 1987 году вступил в силу Единый европейский закон, который внес поправки в Договор ЕЭС. Это открыло путь Единому европейскому рынку. Это рынок, основанный на свободном перемещении товаров, капитала, услуг и труда, он также известен как «четыре свободы». Единый европейский рынок со временем привел к созданию второй по величине мировой экономики.

Европейский союз был официально создан в 1992 году с подписанием Маастрихтского договора (Договор о Европейском союзе). Он, а также  Амстердамский договор и Лиссабонский договор вместе — три наиболее важных юридических документа ЕС. Они предусматривают создание Экономического и валютного союза, который устраняет физические барьеры на едином рынке. Он создал Шенгенскую зону и привел к появлению Евро в 1999 году как официальной валюты Европейского Союза.

Структура ЕС похожа на федеративное государство, она основана на trias politica — модели разделения властей. Законодательная власть состоит из Европейского парламента, который представляет граждан ЕС и непосредственно избирается ими. Европейский Совет состоит из глав государств-членов ЕС. Исполнительная ветвь ЕС представлена ​​Европейской комиссией — политически независимым органом, состоящим из 28 уполномоченных (по одному от каждой страны). Комиссия отстаивает интересы Союза в целом. Суд — независимая ветвь власти, которая гарантирует, что законы ЕС понимаются и применяются одинаково во всех странах-членах.

Законы о криптовалютах в Европейском Союзе

Определение криптовалюты

Еще в 2012 году Европейский центральный банк опубликовал отчет о схемах виртуальных валют. В нем затронули «проблему» быстрого распространения криптовалют и последствия этого для экономики и репутации центральных банков Европы. Это исследование — первый случай, когда организация ЕС заметила криптовалюты. Также это первая попытка дать им юридическое определение и место в праве.

Отчет определяет виртуальную валюту как «тип нерегулируемых цифровых денег, который выпускается и обычно контролируется их разработчиками, используется и принимается среди членов определенного виртуального сообщества».

ЕЦБ классифицирует биткоин как децентрализованную виртуальную валюту. Важно отметить, что официальные лица ЕС предпочитают термин «виртуальная валюта», а не «цифровая» или «крипто».

Криптовалюта популяризировалась и дальше. Тогда 12 декабря 2013 года Европейское банковское управление выпустило предупреждение потенциальным инвесторам. Управление заявило, что они «не должны использовать реальные деньги (т. е. вкладывать средства), которые не могут позволить потерять».

Спустя год, 4 июля 2014 года, EBA выпустило еще одно предупреждение, на этот раз к национальным надзорным органам. В нем Управление советует «препятствовать финансовым учреждениям покупать, удерживать или продавать виртуальные валюты, пока не определен нормативный режим».

Виртуальные валюты с юридической точки зрения

В 2015 году, после взлома Mt.Gox, который привел к потере более 350 миллионов долларов в биткоинах, Европейский центробанк выпустил еще один отчет. Помимо «обязательной» части анализов рисков, отчет определяет юридический и экономический характер криптовалют.

Виртуальная валюта не является деньгам или валютой с юридической точки зрения.

С экономической точки зрения криптовалюты не полностью отвечают всем трем функциям денег. В экономической теории это:

  • средство обмена;
  • сохранение ценности;
  • способ учета.

По данным ЕЦБ, криптовалюта может выполнять функцию средства обмена или единицы учета. Из-за их высокой волатильности, их нельзя назвать средством для сбережения.

Также делается вывод, что криптовалюты (или VCS, как называет их ЕЦБ) не являются ни валютами, ни деньгами с юридической точки зрения. Термин «валюта» обычно относится к определенной форме денег. Она выдается центральным банком и признается законным платежным средством внутри страны. VCS не были признаны законным платежным средством, и они «не используются широко для обмена ценностью». Они скорее представляют собой «договорные деньги». Это «соглашение между покупателем и продавцом, чтобы принять данную виртуальную валюту как платежное средство».

Таким образом, в 2015 году ЕЦБ изменил определение VCS. «Виртуальная валюта — это цифровое представление стоимости, не выпущенное центральным банком или кредитным учреждением, которое в некоторых случаях может использоваться в качестве альтернативы деньгам».

С этой точки зрения, криптовалюты в первую очередь средства обмена, а не средство платежа.

Законы против отмывания денег и финансирования терроризма

Призыв к решительному криптовалютному регулированию на наднациональном уровне произошел 5 июля 2016 года. Тогда Европейская комиссия опубликовала предложение о внесении поправок в 4-ю директиву по борьбе с отмыванием денег. В результате террористических атак, которые произошли в 2015 году во Франции, Комиссия пересмотрела законодательство. В тексте поправок Комиссия сообщает: «Существуют пробелы в надзоре за многими финансовыми средствами, используемыми террористами, от наличных денег и торговли культурными артефактами до виртуальных валют и анонимных предоплаченных карт».

По мнению Комиссии, самая большая проблема криптовалют в пособничеству терроризму. Террористические организации могут использовать виртуальные валюты для проведения анонимных транзакций. Это дает им финансировать свою деятельность и скрываться от властей.

Отдельно про криптовалюты и терроризм

Предложенная поправка также известна как Директива 5AML. Она устанавливает, что биржи и обменники криптовалют должны работать по правилам борьбы с отмыванием денег. Это означает, что они должны зарегистрироваться в уполномоченном AML органе и выполнять тщательную проверку клиентов. Это значит идентифицировать пользователей, отслеживать транзакции, сообщать о подозрительной деятельности и передавать отчеты органам.

В 5AML биржи определяются как «провайдеры, осуществляющие обменные операции между виртуальными валютами и традиционной валютой». Поставщики кошельков — как «организация, предоставляющая услуги по защите секретных ключей от имени своих клиентов, хранении и передачи виртуальных валют». Отсюда следует, что криптобиржи и поставщики кошельков, которые не хранят закрытые ключи своих пользователей, такие как Trezor, Jaxx, Mist и Ledger Nano S, не попадают под действие Директивы.

5AML определяет виртуальные валюты как «цифровое представление ценности, которое не выдается или не обеспечивается центральным банком или государственным органом, не привязывается к юридически установленной валюте и не имеет юридического статуса валюты или денег, но принимаются физическими или юридическими лицами в качестве средства обмена, которое может быть передано, сохранено и продано в электронном виде».

Европейский парламент подтвердил последний текст Директивы 26 апреля 2018 года. Значит, этот правовой документ вводит первое юридически обязательное определение виртуальных валют в ЕС.

Есть три возможные проблемы с этим широким определением, которые отмечает Европейский центробанк:

  • «Виртуальные валюты» не квалифицируются как валюты с точки зрения Союза.
  • Виртуальные валюты не являются фактически валютами. Было бы более точным рассматривать их как средство обмена, а не как средство платежа.
  • Определение не учитывает, что в некоторых случаях виртуальные валюты используются для иных целей, кроме платежей.

Налоги на криптовалюту в ЕС

Пока единого стройного закона по налоговому режиму в отношении криптовалют в ЕС нет. Некоторые государства-члены решили придерживаться прецедента, установленного предварительным постановлением Европейского Суда от 2015 года.

В ноябре 2015 года по просьбе Высшего административного суда Швеции Европейский суд опубликовал предварительное постановление. «О применимости Европейской директивы НДС по операциям с виртуальной валютой».

Вопрос появился в ходе разбирательства между Шведским налоговым органом и г-ном Дэвидом Хедквистом. Он настраивал биржу и захотел узнать, как покупка или продажа биткоина облагается НДС. Было несколько мнений и противоречивых толкований закона. Высший европейский суд заключил, что деятельность, осуществляемая г-ном Дэвидом, освобождается от НДС. Для целей налогообложения BTC следует рассматривать как валюту, а не как товар. Операции с биткоинами освобождаются от НДС в соответствии с положениями о сделках, связанных с «валютой, банкнотами и монетами, используемыми в качестве законного платежного средства» (Директива Совета 2006/112/EC от 28 ноября 2006 года).

Отношение ЕС к криптовалютам в целом

Мы рассмотрели все релевантные правовые документы, касающиеся регулирования криптовалюты на наднациональном уровне. Теперь проанализируем отношение ЕС к криптовалютам в целом.

Можно с уверенностью сказать, что европейские институты внимательно следят за развитием блокчейна и распределенных технологий. Общее мнение ЕС — развитие этих технологий оказывает положительное влияние на сектор FinTech и на экономику в целом. Власти ЕС считают, что раннее регулирование может помешать развитию DLT. Это говорит о том, что институты ЕС сосредоточены на исследованиях и поддержке инноваций в области посредством различных инициатив.

Одной из самых инновационных инициатив ЕС является недавно запущенная блокчейн-обсерватория и форум ЕС. Организация следит за развитием отрасли и отражает ключевые инициативы по блокчейну в Европе. Обсерватория и Форум имеют две рабочие группы, каждая из которых насчитывает 30 членов.

Первая группа — Blockchain Policy and Framework Conditions. Она сосредоточена на  политических и нормативных требованиях, которые необходимы для беспрепятственных инноваций. Группа также работает над технологическими проблемами: масштабируемостью, устойчивостью и кибербезопасностью.

Рабочая группа The Use Cases and Transition Scenarios занимается решениями для государственного сектора. Она проанализирует сценарии перехода, такие как интеграция устаревших систем.

Это не единственная инициатива ЕС. Есть другие премии, гранты и прочее, что поощряет развитие отрасли.

Европейский союз прилагает все усилия для того, чтобы стать лидером в области блокчейн-инноваций. Несколько стран-членов, таких как Германия, Словения, Швейцария и Эстония, конкурируют за привлечение инвесторов в область. Они создают наиболее оптимальную нормативную среду и поддерживают местных разработчиков.

Пока остается неясным, достигнет ли ЕС консенсуса по этому вопросу между отдельными государствами и станет ли лидером в блокчейн-инновациях на международном уровне.